«Недоактриса, мать-одиночка и дочь великого БГ»: Почему Алиса Гребенщикова не хочет говорить об отце

Несмотря на успешную карьеру, Алисе Гребенщиковой приходилось довольно сложно в самом начале своего пути. Ее папа был настоящим человеком-легендой, поэтому расти с такой громкой фамилией было непросто.

Всё стало еще хуже, когда Алиса решила стать актрисой. Ей постоянно приходилось доказывать, что она чего-то стоит. Сегодня ей 43 года и она чувствует себя абсолютно счастливой и больше никому ничего не доказывает.

Алиса родилась в Ленинграде в 1978 г., в первом браке Бориса Гребенщикова с инженером-экономистом Натальей Козловской. Когда девочке не было и 3-х лет, родители развелись, и до 14 лет она с отцом практически не общалась.

Ее мать вскоре вышла замуж за врача-психотерапевта Дмитрия Овечкина, который и вырастил Алису.

Для ее родного отца всегда на первом месте оставалась музыка, он существовал обособленно ото всех, в своем собственном мире, который долгое время был для дочери недоступен.

Алиса выросла на песнях Высоцкого и Окуджавы и только в 14 лет начала интересоваться отцовским творчеством, и то потому, что одна из ее школьных подруг посоветовала ей послушать песни группы «Аквариум».

И только после этого дочь музыканта начала ходить на его концерты и в студию звукозаписи.

Их общение с отцом никогда никто не ограничивал, но он был настолько поглощен своим творчеством, что и не стремился выстроить отношения с дочерью.

В юности Алиса не гордилась своей фамилией, а стеснялась ее – она с первого класса чувствовала повышенное внимание к себе и ощущала из-за этого неловкость. В одном из интервью Алиса призналась:

«Я сразу ощущала на себе груз ответственности. Я дочь Бориса Гребенщикова, я не могла что-то делать плохо. Не имела права. Я должна быть лучше, чем другие. Но именно моя фамилия изначально создала для меня высокую планку. Фамилия обязывает».

Наладить общение с дочерью Борису Гребенщикову помогла его третья жена Ирина. Она приглашала девочку к ним на летние каникулы, и с ней у дочери музыканта сложились дружеские отношения, даже более теплые, чем с отцом. Алиса говорила:

«Папа все равно был в своем микрокосмосе. Но у меня не осталось ни недосказанности, ни перенасыщения от нашего общения с ним.

Вероятно, все было в той мере, в которой нужно было нам обоим. И если мне хотелось пообщаться, я шла к папе в студию, на концерт, к нему домой, в конце концов. Не хотелось – не ходила».

Отец никогда не протежировал дочь ни в каких ее начинаниях, но в каждом интервью ее неизменно спрашивали о нем.

Это злило Алису, ведь ее никто никуда не «продвигал», к тому же она не общалась с отцом настолько близко, чтобы отвечать на вопросы вместо него. Поэтому дочь музыканта говорила:

«Я не люблю обсуждать эту тему, потому что мы с отцом не хотим выносить на публику наши личные дела. Это наша общая позиция… У меня на самом деле очень хорошие отношения с отцом. Но этому мало кто верит.

Все эти нелепые домыслы, слухи и сплетни возникают из-за того, что ни я, ни отец не говорим о своих взаимоотношениях. Отец вообще человек закрытый. Я нет, но открываю журналистам только одну часть своей жизни».

Алиса в юности занималась в музыкальной школе, но пойти по стопам отца никогда не намеревалась. Она мечтала стать журналисткой, работала в подростковой редакции газеты «Ленинские искры» и ходила на подготовительные курсы при Ленинградском университете.

Однако во время занятий она поняла, что журналистика не увлекает ее настолько, чтобы связать с ней жизнь, и после окончания школы Гребенщикова решила поступать в театральный вуз.

Читайте также:  Чумаков впервые откровенно высказался о болезни дочери от Ковальчук

На первом туре вступительных экзаменов в Академии театрального искусства она не впечатлила приемную комиссию, прочитав отрывок из «Евгения Онегина».

Педагоги посоветовали ей показать себя в другом амплуа во втором туре. Алиса прислушалась к их совету и появилась в образе Пеппи Длинныйчулок. После этого у них не осталось никаких сомнений, и ее приняли.

На втором курсе Алиса отнесла свои фотографии на «Ленфильм», там на них обратил внимание режиссер Дмитрий Месхиев и предложил студентке роль в своем фильме «Американка». Именно он и стал ее крестным отцом в кино.

После завершения учебы Гребенщикова получила предложение от Татьяны Дорониной войти в труппу МХАТа и переехала в Москву.

На сцене этого театра актриса выступала на протяжении трех лет, позже участвовала в антрепризных спектаклях и в постановках Театра «Практика» и Театрального дома «Миллениум».

Параллельно развивалась и ее кинокарьера. Она начала свой путь в кино с сериалов, первая популярность пришла к ней в начале «нулевых» благодаря съемкам в сериале «FM и ребята».

С тех пор Гребенщикова сыграла более 70 ролей в кино, самыми яркими из которых стали ее кинообразы в фильмах «Водитель для Веры», «Бриллианты для Джульетты», «Москва, я люблю тебя!» и в сериалах «Вера, Надежда, Любовь», «Бихэппи» и «Проект «Анна Николаевна».

Алиса Гребенщикова ни разу официально не была замужем. Она прожила 6 лет в гражданском браке с фотографом, оператором и продюсером Сергеем Дандуряном.

Они оказались не готовы к браку и расстались сразу после того, как актриса родила сына. Сами они не комментировали причин, но Сергей не признал ребенка.

Ходили слухи, что его отцом стал фигурист Илья Авербух, в чьем телепроекте «Ледниковый период» участвовала Гребенщикова. Однако сама актриса этих слухов не подтверждала и не опровергала, а имя отца ребенка никогда не называла. Ее сын носит фамилию Гребенщиков.

Раньше актриса переживала, когда в ее актерской карьере случались долгие паузы, но после рождения сына ее приоритеты сместились.

Она и до этого называла себя «поддельной, ненастоящей актрисой» – в том смысле, что никогда не жила работой и осознавала, что «жизнь шире, чем съемочный павильон или гримерка театра».

Но когда в 2008 г. у нее появился сын Алексей, Алиса перестала огорчаться простоям в карьере, ведь все свободное время можно было посвятить малышу.

Алиса Гребенщикова никогда не обсуждает свою личную жизнь в интервью, а по поводу своего семейного статуса говорит:

«Я для себя поняла, что лучше буду счастливой, чем замужней, если эти понятия пока не получается совместить. И для меня это очень важно. Хотя, конечно, я за традиционную семью и за традиционный брак.

И мне кажется, что штамп в паспорте – это, конечно, очень важно. Но если Бог этого не послал пока, значит, мне это и не надо».

Она больше не стесняется своей громкой фамилии, хотя признается, что она больше мешает ей, чем помогает:

«Чем больше я снимаюсь, тем больше она мешает. У меня есть мой зритель, которому все равно, какая у меня фамилия. Я начинаю существовать как самостоятельная творческая единица. И если я оступлюсь, это будет моя ошибка, а не Бориса Гребенщикова…».

А как вы считаете, детям известных людей действительно тяжелее, чем остальным? Или напротив, легче?

Источник

Поделиться в соцсетях

Комментарии